15 «цветочных» имен шведок

В шведской культуре мальчикам обычно давались имена, связанные с дикими животными (Ульф — волк, Бьерн — медведь и т.д.), а девочкам — с растительным миром. Карин Мартинссон, сотрудница Шведской королевской академии наук, провела интересное исследование и выяснила, какими «цветочными» именами нарекали шведок с XVIII по XX век. Давайте познакомимся с наиболее примечательными из них.

Амариллис (Amaryllis), Роза (Rosa), Флора (Flora)

Это первые «ботанические» имена, встречающиеся в шведских документах XVIII века. Они пришли в именник из пастушьих стихов.

Виола (Viola, фиалка), Ирис (Iris), Линнея (Linnea), Роза (Rosa)

Эпоха романтизма, во времена которого женщин рисовали в образе цветов, повсеместное увлечение садоводством и ботаникой, а также мода на «цветочные» имена в Англии привели к тому, что в Швеции тоже зародился «цветочный» тренд. Он возник в конце XIX века и достиг пика в начале XX. Самыми распространенными именами стали Виола, Ирис, Линнея и Роза. Так, в 1900 и 1925 годах имя Линнея было на 6-м месте по популярности и его носило около 5% шведок. А имя Виола в 1925 году занимало 8-е место и им обладало чуть менее 5% жительниц Швеции.

Царственная Роза в окружении поклоняющихся ей жуков. Иллюстрация Жана Гранвиля из книги «Les Fleurs Animées» (Ожившие цветы), 1847 г.

Демонстрирует настроения того времени именник семьи Мёрнер. Роберт Мёрнер, внук профессора ботаники Элиаса Фриса, и его жена активно занимались ботаникой. Чтобы отдать дань уважения великому предку и любимым цветам, они назвали дочерей Линнея, Виола, Гулльвива (Gullviva, примула весенняя), Блосиппа (Blåsippa, печеночница благородная) и Брюнкюлла (Brunkulla, нигрителла черная). Происхождение последнего имени объясняется тем, что Роберт Мёрнер заведовал Народным университетом в Емтланде, и в год рождения дочери нигрителла черная была признана официальным цветком Емтланда.

Камомилль (Kamomill, ромашка), Мосса (Mossa, мох), Сульблумма (Solblomma, Анютины глазки)

Эти имена вошли в шведский именник в 70-е годы на волне культа «силы цветов» и господства «зеленой волны».

Величественная белая Лилия. Иллюстрация Жана Гранвиля из книги «Les Fleurs Animées» (Ожившие цветы), 1847 г.
Величественная белая Лилия. Иллюстрация Жана Гранвиля из книги «Les Fleurs Animées» (Ожившие цветы), 1847 г.

Мюнта (Mynta, мята), Тимьян (Timjan), Чили (Chili), Ситрона (Citrona), Смультрон (Smultron, земляника), Халлон (Hallon, малина)

Ранее «ботанические» имена редко означали съедобные растения, однако с 1980-х годов шведы обратили внимание на названия ягод, специй и фруктов и стали брать их в качестве имен. К примеру, в 1914 году некий Питер Келлгрен, чьи дети носили имена Виола, Линнея и Иоав Густав Хризантема, назвал сына Рюрик Прунус Пинус (Prunus — слива, Pinus — сосна).

Похищение Маттиолы (также называемой Левкой). Иллюстрация Жана Гранвиля из книги «Les Fleurs Animées» (Ожившие цветы), 1847 г.

Со временем имена становились более экстравагантными. Чтобы уберечь детей от полета родительской фантазии, в 1982 году вышел закон «Об именах». Благодаря ему сотрудники госорганов могли отказать в регистрации имени, пометив его как «неподобающее и причиняющее дискомфорт». Однако этот закон исполнялся бессистемно. В 1990-х годах одной шведской семье не одобрили имя Лингон (брусника), ссылаясь на то, что оно ассоциируется с чем-то съедобным и может вызвать у ребенка дискомфорт. Хотя в то же время имена, обозначающие малину и ежевику, были в ходу.

Заканчивая свое исследование, Карин Мартинссон размышляла о том, что двигало людьми, дающими детям «цветочные» имена. У каждого из них был свой мотив — веяние моды, желание дать оригинальное имя, стремление подражать реальному человеку или литературному герою. Также ребенок мог получить имя «в честь» растения, которое цветет в день его рождения или каким-то иным способом связано с этим днем. Сегодня из 15-ти рассмотренных «цветочных» имен Швеции в имменике остались только Ирис и Линнея. Но возможно некоторые из них скоро вернутся, поскольку мода на имена обычно повторяется через два-три поколения.

Источник
  • Martinsson K. I namn floran – växtnamn som förnamn // Svensk Bot. Tidskr. 99. Uppsala, 2005. S. 233-258.